?

Log in

No account? Create an account

Nov. 29th, 2010

А как-то раз, в скорости после знакомства, я исполнила трюк, повергший всех. Годю, местных интеллигентов и даже Клепу, видевшую до этого массу зажигательных программ в моей постановке и принимавшую самое горячее участие в оных. Она отдавалась делу с такой трогательной преданностью и верой, с какой комсомольцы в советских фильмах гоняют на комбайнах за несколько минут до вручения стахановских грамот председателем колхоза. (Мы с ней познакомились при поступлении и стали дружить, что называется, взасос, не расставаясь, Боже упаси, ни днем ни ночью.)
Но тут я выступила сольно. Карина просто молча на меня смотрела.
Что бы отчасти объяснить мотивы моего тогдашнего поступка необходимо небольшое отступление. Отчасти, потому что даже сейчас, спустя почти 15 лет никакого внятного ответа на вопрос "что это было?" у меня не имеется. Так вот. В институте мы быстро сделали себе высокий рейтинг засчет насыщенности и яркости событийного ряда вечеринок, на которые нас звали наперебой. Двери аудиторий и общежитских комнат перед нами открыты были все. Ближе к вечеру мы решали в какие сегодня идем гости, в какие - после первых гостей и два-три страховочных варианта на случай непредвиденного тухляка. Концертная программа - универсальная. В зависимости от количества синьки и качества гостей ожидать можно было всего. От песен (в основном я) и плясок (в основном Клепа и строго на столе между тарелок в котурнах сантиметров на двадцать) до слез и драк (обе). Часто все сразу. Но веселились мы при этом до потери пульса. И веселили всех вокруг. Драки происходили редко, главным образом, по причине разногласий с однокурсниками мужского пола. Свои возражения они назойливо высказывали почему-то всегда в самые неподходящие для того моменты и, как правило, начиналась потасовка. Олимпийской чемпионкой, в общем зачете, вышла в итоге Карина в новогоднюю ночь на 98-й год. Кто видел - не забудет. Справляли как всегда у Клепы в Салтыковке. Драка началась внезапно и конкретная. Сильно выпивший однокурсник Алеша не одобрил сильно выпившего юношу, в обществе которого я прибыла на празднества, тоже будучи уже сильно не в себе. Мы с Алешей жестоко сцепились (до сих пор не могу понять как уцелело табло и вообще чалдон) и с первого же алешиного удара я в прямом смысле слова улетела с крыльца в сугроб. Алеша был физически развитым мальчиком. Скидок на женский пол он не признавал. Когда я вылезла из сугроба месилово шло полным ходом. Гости, побросав ложки, метнулись навстречу приключениям. Я разбежалась и прыгнула на этот клубок сверху, чтобы разорвать Алешу, но с первой попытки не получилось. Я плохо помню подробности, так как была, по-видимому, в аффектозном состоянии, помню только, что это длилось очень долго, я много раз падала, вставала и никак не могли меня оттащить (кроме нас с Клепой из девочек была еще однокурсница Катя, но она плакала на почтительном расстоянии). Приехала новая партия гостей и с порога активно влилась в ряды повстанцев. Собственно, бой курантов шел музыкальным сопровождением к происходящему. Утром 1-го января даже потолок пришлось отмывать от кровищи. И вдруг...на лестнице появилась Клепа. Все это время она была где-то наверху. Лохматая, как ведьма из Блэр,она медленно и нетвердо спускалась вниз глядя перед собой равнодушным невидящим глазом. При других обстоятельствах она подняла бы визг, переходящий в ультразвук. Но ни один мускул не дрогнул при виде побоища в собственном доме. Она была одета в коктейльное платье на бретельках. Из желтого люрекса, как у Анны Вески в лучшие годы и ветхие сине-бело-красные дутики, такие выпускали в 70-е в странах соцлагеря. Карина двигалась к новогоднему столу, не реагируя ни на какие внешние раздражители. Стол выглядел очень уютно, будто гости отбежали к фейерверку, вот-вот вернутся и примутся с новыми силами за оливье и сациви. Карина села, пододвинула к себе свою тарелку и принялась за оливье. Доев, она подумала пару секунд и пододвинула к себе все оставшиеся тарелки гостей. Действовала прицельно и оперативно - выедался только оливье. А чуть позже, стоя на столе на четвереньках в вышеописанном наряде, Клепа доедала салат из большой стеклянной миски, вычерпывая его рукой. А вокруг продолжалось светопреставление. Через некоторое время я обнаружила ее в ванной, спящей на полу и прилегла рядом. Так мы встретили 1998-й.
Но это было уже потом. А тут мы сидели среди взрослых дядь-алкоголиков и вдруг я предложила на спор выпить залпом бутылку финской клюквенной настойки. Все с интересом на меня посмотрели. Кто-то вслух засомневался. Помню, что это вызвало удивление с моей стороны, ибо финская клюквенная настойка казалась мне таким как бы легким напитком, там и градусов-то всего ничего, мы за ней практически каждый день на Кузнецкий бегали, спасибо Клепиным родителям опять же…
На что спорили – осталось загадкой…
И я залпом , как и обещала, выпила 0,5 финской клюквенной. Один раз дух перевела. Что-то, видимо, после этого мне сказали…такое…ободряющее…или одобрительное…не суть. У меня оставалось где-то три-четыре минуты более-менее адекватной жизни. Я, кажется, даже закурила. Дальше, как по щелчку, меня накрыло медным тазом. В секунду я впала в состояние опьянения, которое мне просто было неведомо доселе. То есть я про такое читала и даже видела периодически в новостях, когда, например, показывали репортаж из Парка Культуры, где повсюду, в воде и на суше, шевелились зомби в орденах и голубых беретах. Но представить, что подобное может случиться СО МНОЙ я в принципе не могла…
Я встала с кресла, сразу же осознав всю бессмысленность этого шага. Гироскоп не фунициклировал. То есть я резко перестала понимать где верх – где низ и различать право-лево. При этом я слышала, что публику вот-вот разорвет от смеха, но ни повлиять на это ни как-либо оценить я уже не могла. Задевая на своем ходу все, без исключения, что только можно задеть, я пробиралась к свету. Какой-то очень длинный дядя пытался мне помочь, но я, в отвращении, шарахнулась.
Свет горел в ванной комнате. Как-то там включилась вода и я просидела там, закрывшись, несколько часов. Я плакала, потому что меня тошнило финской клюквенной настойкой, а я думала, что это желудочное кровотечение и все такое…
Разговаривать со мной было бесполезно. Что мне говорят я в общих чертах понимала и мне даже номинально было что ответить, но произнести не представлялось возможным. Но я пыталась не смотря ни на что.
Карина уехала домой одна – я не смогла покинуть ванной. Через какое-то время мне как будто полегчало и я на ощупь добралась до некой комнаты где в лунном свете угадывалось свободное койкоместо.
Проснулась от ужаса. То есть еще до того как открылись глаза я поняла, что не в курсе где я сейчас нахожусь, почему лежу в шубе и как вообще такое возможно? Где-то возле звучал Челентано образца 1977-го года. Я открыла глаза и похолодела от невозможности осознать никаких версий происходящего здесь и сейчас.
На полу, на меховой дохе лежал длинный человек, рядом проглядывался кассетник. Музыка играла на максимально интеллигентном звуке в контексте лежащего невдалеке хоть и пьяного в сопли, но малознакомого человека. Я попыталась говорить и чуть не заплакала от счастья. Ко мне вернулась человеческая речь. Я спросила почему товарищ лежит на полу; выяснила, что на полу – потому что его койкоместо заняла как раз я; по поводу шубы тоже все открылось - я, оказывается, категорически отказалась с ней расставаться. Из целомудренных соображений. Я мысленно наделила ее мощной защитной функцией. Типа, если что, враг замучается распеленовывать. Надо же... Краткий рассказ вернул мне утраченный вечер. Я так радовалась, что пришла в себя, так радовалась, что чувство стыда притупилось.
Утром я сидела в шубе за кухонным столом, смотрела в стену и молча слушала шутки Годи в свой адрес. А уж Годя и его длинный сосед угорали до самозабвения. В их понимании я была чем-то вроде музейной сотрудницы с пучком, неожиданно и, главное, по собственной инициативе устроившей такой вот цирк с конями. Аттракцион, фактически. Приехали две бабы из какого-то там высокохудожественного института, слова разговаривают и тут одна на тебе!
Они мне задали тогда вопрос: зачем? А что мне было им тогда ответить, если почти пятнадцать лет спустя ответа нет?
Ну вот, помолчала пару лет...
В принципе, можно помолчать еще столько же...
Прильнуть к клавиатуре, собственно, заставила мысль о том, с каким же, все-таки, количеством самых разнообразных людей я была за свою жизнь знакома. Причем ударение на слове "разнообразных". В силу того, что, собственно, жизнь делала порой, с моей активной помощью, удивительные зигзаги - галерея лиц тоже непростая.
Начну, пожалуй, примерно с середины...
С Годей меня познакомила однокурсница. Так как собственные однокурсники к зиме первого курса нам уже изрядно надоели, мы стали больше интересоваться внешним миром. Хотелось как-то расширить унылый круг собутыльников. Вот Клепу и осенила блестящая идея навестить с дружеским визитом свою первую любовь. Годю.
Был февраль и уже смеркалось. Сначала мы очень долго ехали в трамвае, потом мы очень долго шли от остановки. Причем настолько долго, что меня невольно посетила мысль о бесперспективности выезда из этих краев домой в случае сильного алкогольного опьянения.
Уже на подходе к дому бесперспективность самого алкогольного опьянения как такового стала очевидна как никогда. Мрачный деревянный барак в февральских сумерках производил сильное впечатление.
Здесь необходимо сделать лирическое отступление... Я ведь изначально согласилась на этот визит с тяжелым сердцем. Когда-то давно, рассматривая Клепин фотоархив я увидела некое чудовище с распухшей перекошенной харей в малиновых прыщах. На мой вопрос относительно обладателя такого богатства Клепа кинула: "А-а, это Миша". Мишу я запомнила хорошо. Миша выглядел эффектно. В связи с тем, что Годю звали Мишей я почему-то решила, что на портрете был именно он. Все уговоры по дороге туда о том, что Миша веселый, что Миша компанейский, и, что мало того, Миша симпатичный, лишь больше и больше укрепляли меня в ощущении, что я, похоже, плохо знаю Клепу. То есть, видимо, многого о ней не знаю. Однако я поехала.
В подъезде я сломалась психологически. Деревянная покосившаяся лестница местами являющая собой просто вектор в силу отсутствия половины ступеней, темно, как в жопе и бонус в конце тоннеля в виде чудовища в малиновых нарывах. Пить расхотелось еще на улице, а теперь стало откровенно страшно. Но Клепа мне весело подмигивала и уже стучала в дверь.
Открыл нам дядя в клетчатой рубашке и в похмельном синдроме. Но симпатичный.(Дяде о ту пору было лет тридцать, но нам тогда казалось что дядя). Из-за дядиной спины выглядывала крупная немецкая овчарка. Овчарка, к слову сказать, безупречно воспитанная. Ни до, ни после не приходилось мне видать подобного. Уникальная была собака.
Вобщем, водевиль с фотокарточкой быстро разрешился, выяснилось, что Клепа совсем не того Мишу мне показывала.
Годино жилище снилось мне потом много лет. И снится до сих пор. Деревянный барак без фундамента с трехкомнатными квартирами фактически в центре Москвы. Ночами там можно было находиться только на кровати. Площадь всех, без исключения, остальных поверхностей оккупировалась крысами. В метре от тебя с отчаянным поросячьим визгом шло побоище за обрезок майонезного пакета с кухни, рядом со звуком бензопилы остервенело грызлась ножка тумбочки из-под телевизора, но на кровать - ни-ни, никогда. Любопытно, что где-то недели через две ты уже спишь, как убитый, а не сидишь с остановившимся пульсом, таращась в кишащую темноту.
Годя был алкоголиком. Конченым. Со второго стакана впадавшим в белку. Но при этом абсолютно легким, приятным и комфортным человеком в короткие перерывы между состояниями алкогольного опьянения. Настолько, что становилось непонятно как такой человек вообще может быть синяком.
Еще Годя водил машину. Уже теперь, спустя много лет, добившись на этой ниве определенных успехов и повидав великое множество асов и гонщиков, среди которых было двое-трое действительно талантливых ребят, я понимаю что он был Моцарт в этой области. Сам про себя он говорил, что в жизни он, вобщем-то умеет только машину водить. Но зато хорошо. Он делал это вдохновенно и блестяще,но без малейших выебонов. На очень приличных скоростях проходил в паре миллиметров от предмета или проезжал по двум узеньким, уже колеса дощечкам безо всякого намерения выпендриться. Просто потому, что мог. Был гением своего дела. Косвенно это подтверждалось качеством езды в состоянии тяжелого опьянения. Хотя другого опьянения у него я не видала. Перед тем, как принять первый стакан Годя прятал свои права. Во многом благодаря этому они у него вообще имелись. Минут через десять-пятнадцать о существовании прав забывалось и если Миша куда-то отправлялся, документы автоматически оставались дома. За долгие годы алкоголизма у него не было ни одной аварии по пьяни. Если в машине оказывался незнакомый человек, последнее, что тому могло прийти в голову-что водитель в жопу пьян.
При этом, Годя ничего не помнил, и только если кто-то где-то его видел, он узнавал о том, что вчера куда-то ездил. Поиск водительского удостоверения выглядел как сеанс Алана Чумака. Миша ходил по квартире, делая пассы руками и приговаривал:"Я чувствую, они где-то здесь, я чувствую они где-то рядом".
Когда я попросила его научить меня водить машину, Миша подумал и сказал: "Ладно. Только учитель я-говно. Скорее всего-ничего не получится".
С одной стороны ничего не получилось. Когда я не могла по-человечески выжать сцепление, Годя, выпучив глаза, хватал меня двумя руками за ногу и пытался тыкать ей в педаль. Стоял дикий ор, прогресса в моих навыках не намечалось, ноги стали болеть, нервы сдавать и автошкола прикрылась после первого же занятия. Зато с другой стороны... Потом, другие уже люди научили меня жать педали и дергать ручки. Это оказалось совсем несложно. Но любовь к процессу и гениальная легкость Годи-Моцарта сделали свое дело. Я не повторю с машиной и одной десятой того, что умеет делать он, но...
Много лет я не видела Годю. Знаю по разговорам, что живет там же, бухает, что совсем беззубый стал - ну нету в водке витаминов; что барак наполовину сгорел и управа района Лефортово распорядилась сделать жильцам евроремонт, чтобы не давать новое жилье. Едва ли мы когда-нибудь с ним повидаемся. Не ездила туда миллион лет и не поеду уже. Но когда вспоминаю о тех временах, воспоминания все светлые какие-то. Годя всегда был каким-то радостным алкоголиком. Позже я их достаточно насмотрелась. Годя - вне конкуренции.

Apr. 30th, 2009

По поводу парада... Планет, бля... Как бы так поинтеллигентнее на этот раз...
Чего-то я, все-таки, не догоняю, видимо. Мне почему-то кажется, что к 64-й годовщине победы над фашистской Германией было бы недурно культурно прикопать несколько сотен тысяч победителей, на протяжении почти семи десятков лет валяющихся вперемешку с боезапасом, пробитыми касками и румяной земляникой в прифронтовых лесах и на бескрайних просторах нашей единственной и неповторимой Родины-Матери. Ну так, без особых там выкрутасов, хрен ли уж..
Собрать в кучи и зарыть аккуратненько, все равно определить кто-где практически нереально - жетоны у всех поотбирали еще в 42-м. Поскольку квитанции типа "без вести пропал" государством не оплачивались, а вот за похороночку официальную по пяти рублёв родственничкам перепадало. Начиная с 1942 лотерея сделалась утешительной - государству приходилось раскошеливаться главным образом на бумагу. Отдельные подонки в солдатской форме,ничтожества и захребетники государства Российского, душимые мещанским эгоизмом, поправ приказы командования, выцарапывали свои имена на изнанках котелков, некоторые прятали жетоны. Индивидуалисты, твою мать!
Кто не верит в такие масштабы - welcome в Мясной Бор! Там конь не валялся, несмотря на то, что копают годов с семидесятых - армия легла. Или добро пожаловать в калужскую область или еще в сотню мест на выбор. Тысячами лежат.
Каждое 9 мая, вот уже долгие годы я силюсь понять чувства граждан, исступленно размахивающих пиписями, туго перевязанными георгиевскими ленточками при виде бронетехники, истребителей и чеканящих шаг курсантов-отличников со свернутыми головами. Не могу перебороть изумления при виде коренных бирюлёвцев, припарковавших Лады Калины в крайнем левом ряду ТТК - приехали, это, ну, короче, там...салют типа...с трёшки чётко видно вобщем... Если спросить их в честь чего, короче, салют, ну, типа кто с кем там махался - они не скажут никогда. Но патриоты, сука, все до одного, включая давно блюющих с парапета очаковским.
Дедулькам-фронтовикам, живущим в коробках из-под телевизоров достаточно, в принципе, раздать по ириске в праздничной обертке - и впечатлений до следующей годовщины и государству приятно! Рыжая Какулька с Красной Площади тоже не жировала при жизни и другим не советовала. Спала по три часа, питалась шелухой осенней, как паек кремлевский - бегом к беспризорникам, отзывчивая, сука, была очень! Теперь лежит набриолиненная, пованивает, пока мимо самая сильная в мире армия шкандыбает. Сильная-пресильная, прости, Господи!
А пацанов надо прикопать, дорогие россияне, голуби вы мои ясные, ярые патриоты вы мои,земли русской, надо! Пусть Какулька им завидует!
Конечно, хотелось пожить нормально некоторое время, хотя бы, врать не буду. Хотелось тупо:жрать изредка суши; носить соответствующие платью недорогие туфли,(а не лохматые опорки зимой и летом, как первые 25 лет); приобретать иногда зарубежную косметику для улучшения общей ситуации; кататься на немолодой Паджеро, средства на обладание которой собирались долгие годы унижений, ночных смен, отмороженных в ледяных среднерусских полях органов,( когда, например, группа взрослых людей с техникой запечатлевает в середине ноября то, что не успели запечатлеть летом) и всяческих других лишений. Ну очень хотелось.
Причем, важно, что все хорошо вовремя. Времени на то, чтобы забыть ужасы детства, молодости и юности мало. Потому что между юностью и старостью оказалась очень тоненькая прослоечка времени. Можно, конечно, заботливо укутывать жирные, варикозные сосисы в красивые штанишки, но...но...
Вместо того, чтобы жадно грызть научный гранит, впитывать денно и нощно знания, как другие, хорошие мальчики и девочки, я безостановочно, на протяжении 25 лет мечтала, размышляла, а, главное, верила, что у меня обязательно когда-нибудь будут туфли летом, а зимой будет пальто, мое личное пальто, в котором я смогу войти в здание школы/института/места работы не шарахаясь от дневного света, как восставшая из ада, а спокойно, не прячась от живых людей. Мама, проходившая всю жизнь в одних-единственных серых трусах, превратившихся ближе к 21 веку в одну большую заплату меня не понимала. Действительно, к чему такое баловство? Когда такие замечательные трусишки имеются! Тем более, что на выпускной, если не будет троек в аттестате, есть шанс в них покрасоваться.
И вот, когда забрезжила на горизонте тощая надежда пожить немножечко как человек, как женщина, которой не стыдно выйти из подъезда, так сказать, потому что там, под колготками (целыми!!!) надеты скромные, но тоже целые и не сатиновые трусы и случись что на дороге или еще где - не стыдно будет перед врачами скорой помощи - все сдулось.
Грянул мандец. Мало того, что навалилась безработица, как ночной кошмар, из почтового ящика стали появляться бумаги со штемпелем налоговой инспекции, сообщающие, что зажравшихся мандавошек просьба очнуться и занести надлежащим образом оплаченные налоги на все, что есть и чего уже давно нет. А также, сука, желательно не забыть заполнить декларацию о доходах и подать ее в отверстие, возле которого идет ледовое побоище других мандавошек из окрестных жилищ. Особенно внимательно необходимо заполнить позиции гласящие, например: 2В+3Б/1287%#(1000-3489%). То бишь, поднимай свою толстую жопу и иди учись, как все нормальные люди в налоговый колледж или где там их готовят.
Какого, спрашивается, члена? Какого члена я должна вникать в эту голимую мудистику, придуманную каким-то мудозвоном в синем костюме? Я принесла вам бабки, вот они, ловите и идите на...пока я не передумала!
И еще. Я не понимаю. Не в силах понять, не в состоянии объять своим микроскопическим мандавошечьим мозгом почему я ежегодно должна Лужкову денег, за то, что у меня есть машина, на которой я езжу, заправляя ее говеным-преговеным бензином по немереным расценкам, от которого я раз в год меняю выхлопную систему очередной машины по цене ремонта стратегического бомбардировщика, меняю подвеску из-за отвратного армянского асфальтового покрытия, а Юрий Михайлович, тем временем, льет на дорогу кал, который проедает насквозь оцинкованный кузов и даже раму!!! Какого члена!!! Какого члена налоговая база исчисляется за количество лошадиных сил, а не за степень экологичности движка, мать его за ногу!!! И после всего этого кровавого мандеца я обязана, собака страшная, сообщить за сколько продала сие имущество и не нажилась ли, тварь, не дай Бог, на продаже!
Не думал, не гадал он, никак не ожидал он... А вот кому Паджеро недорого... Паджеро... недорого...налетай...разбирай.....
Вот прошли праздники, настоящие и фальшивые, и возникло вдруг желание высказаться на определенные темы и события. Кстати, непонятно почему соотечественники пренебрегли такими удивительно важными датами как : Старое Рождество, например, или старое 8 марта можно еще отмечать при сильном стремлении к прекрасному.
Я, собственно, вот о чем. Мне кажется, что у страны, где к празднику Нового Года, в качестве Главной, срубается столетняя(!) ель и везется к монаршему двору,( а на дворе 2009, а не 1559 какой-нибудь)и, далее горделиво демонстрируется по всем каналам, окруженная вытирающими рукавами сопли радости нашими меньшими братьями из Бирюлева, у такой страны громадное будущее.
Жаль только, что остановились на достигнутом эти предприимчивые ребята единороссы. В связи с этим, у меня есть несколько рацпредложений, направленных на еще более плотное единение России. Причем, что немаловажно, решающих сразу несколько проблем в социальной сфере.
А почему бы нам, дорогие россияне, не отловить, для начала, всех бездомных животных и не пустить на веселые разноцветные коврики-шкурки, подарочное туалетное мыло и прочие сопутствующие товары к следующему Новому Году? А? Вот было бы здорово! Надо посвятить как-то Юрия Михалыча в прожект, он оценит. Выступит на канале ТВЦ с праздничным монологом о том, что много миллионов закусанных бездомными животными до полусмерти москвичей наконец-то с облегчением вздохнули, а чтобы раны их не ныли долгими зимними вечерами каждой семье полагается по веселому меховому коврику под новогодний стол.
В дальнейшем, наработанную производственно-техническую базу можно пустить на изготовление комбинированных изделий из кожи. В качестве источников исходного сырья рекомендую дома престарелых, вокзалы, больницы а также злостных неплательщиков за коммунальные услуги. Необходимую теоретическую базу можно получить у немецких специалистов, (но не стоит забывать, что мы и сами кое-что еще можем).
Странно, что инициатива до сих пор не подхвачена. Пробную партию товара можно вручить в торжественной обстановке, например, членам правительства Рамзана Кадырова и самому лично. Бескорыстные миротворцы Кавказа, несомненно, сумеют оценить подарок, и, в свою очередь, с удовольствием поделятся секретами своего мастерства в этой области.
Смелее, к новым горизонтам!

Nov. 6th, 2008

Мою пол на кухне. Телевизор в двадцатый раз за день сообщает о полуторачасовой речи президента Медведева, 56 раз тонущей в рукоплесканиях зала. То есть примерно раз в полторы минуты. Все каналы, все программы новостей транслируют наперебой тоскливую браваду, действительно бесконечно прерываемую бурными овациями.
Обычно, я в таких ситуациях беру со стола пульт и хочу щелкнуть программу в робкой надежде хотя бы даже на Регину Дубовицкую или майонез "Скит", чего уж там! Ход проверенный за последние годы. Чтобы научится справляться с собственными бурными эмоциями по поводу транслируемого с голубого экрана или хрустящих страниц лояльной прессы - берешь пульт и переключаешь на "Кривое зеркало", к примеру, или концерт звезд российской эстрады в честь дня судебных приставов и работников таможни. Трансгалактический кикоз сменяется другим трансгалактическим кикозом и ты как бы клин клином вышибаешь и эмоция достигает апогея, а потом неизбежно ослабевает - видимо срабатывают некие "пробки" в мозгу, не позволяющие случится короткому замыканию. Но я ползала по полу с мокрой тряпкой в руках и какой-то отрезок времени вынуждена была слышать телевизор.
И вдруг я четко ощутила смысл слов моей бабушки Вали, сказанных в далеком 1985-м году. Мы с ней гуляли далеко от дома и я оголодала. Бабуля приобрела мне в гастрономе плавленый сырок "Волна" и мы долго радовались удачной покупке, пока шли к ближайшей лавочке. Сели. Я грызла "Волну", поплевывая фольгой и нахваливала сырок. А бабушка стала гладить меня по голове и так, как-то отрешенно слегка вдруг говорит:"Только бы не было войны, только бы не было войны!" Важно, что интонацию, с которой это было сказано нельзя передать ни на бумаге ни голосово. Собственно, и интонации-то никакой особой не было. Просто ТАК сказать может лишь человек войну переживший.
И вот сегодня, благодаря президенту, бабушкин message (не побоюсь таких материй, это редкий случай, когда сие любимое всеми вражеское слово адекватно) меня пронзил. "Господи, Господи, только бы пулять не начали!"
Я не жила в войну. Но генетическая память предков иногда делает удивительные прорывы. Наверно, это и есть то, чего добивались ребята из Кремля, принимающие энцефалопатов в белых одеждах у мангала в их палатках, разбитых в ТАЙНИЦКОМ САДУ КРЕМЛЯ. Пелевин порой отдыхает.
Люди в радиусе 50 км от столицы едят мох и причесываются шишками, зато,бля, мы, бля, ща, бля, дадим просраться всем заморским мандавошкам цивилизованным! Ща всех на колени поставим, готовьте жопы! Уважать, бля! Уважать, сука, кому говорят! Потому шо нам есть шо любить, и за шо бороться! Во,бля!
Господи! Хоть бы нас инопланетяне что ли, пока не поздно, завоевали!
Причем у меня и раньше были попытки создать аккаунт в живом журнале. Но цепь трагических обстоятельств неумолимо препятствовала моему желанию. Постепенно оно меня отпустило. Просто не было уже сил, да и нужды в очередной раз вспоминать пароль, потому что имя пользователя все равно забылось тоже. Не говоря уже о том, что сто восемьдесят девять тысяч попыток доказать, что я человек, а не павиан, случайно наступивший волосатой ногой на клавиатуру ноутбука вобщем-то закончились безрезультатно. Мутные зигзаги кривых цифр и букв оказались мне недоступны. Собственно, память отказала от страха, что эта процедура может, в принципе, повториться. Поэтому тщательно стерла все пароли и имена. У меня осталось неприятное ощущение, схожее с ощущениями из младшей школы, когда я катастрофически не могла сшить за ночь тряпичного бегемота по выкройке из "Детского мира" или ровно склеть аппликацию с незабудками или изготовить еще какую-нибудь лабуду на радость всем. Не то чтобы ты чувствуешь себя дебилом, просто как-то странно...у всех девочек все вроде получилось...а вот у тебя из года в год такое впечатление, что все только хуже с этим делается...
Надо сказать, что к тридцати годам ситуация практически не изменилась. Способность осваивать новые навыки так и не развилась. В то время как среди ровесников стали один за другим обнаруживаться компьютерные гении, я научилась пользоваться яндексом. То, что я сейчас здесь пишу, говорит уже само за себя. Однозначно это прогресс. Если так пойдет, глядишь, годам к пятидесяти уже и юзерпик какой-никакой загружу, а может и к сороковнику успею.

Profile

staha77
staha77

Latest Month

December 2012
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow